Цитаты Николая Александровича Бердяева

Цитаты Николая Александровича Бердяева

Нет ничего более злого, чем стремление осуществить во что бы то ни стало благо.

Мы освободимся от высшего гнета лишь тогда, когда освободимся от внутреннего рабства.

Вежливость — это хорошо организованное равнодушие.

Человек имеет священное право на одиночество.

Ничего нельзя любить, кроме вечности, и нельзя любить никакой любовью, кроме вечной любви.

Злейший враг свободы — сытый и довольный раб.

Революцию действительно революционную осуществить возможно не во внешнем мире, а лишь в душе и теле человека.

Семья — взаимное несение тягот и школа жертвенности.

Государство существует не для того, чтобы превращать земную жизнь в рай, а для того, чтобы помешать ей окончательно превратиться в ад.

Пусть я не знаю смысла жизни, но искание смысла уже дает смысл жизни.

Свобода есть основной внутренний признак каждого существа, сотворенного по образу и подобию Божьему: в этом признаке и заключено абсолютное совершенство плана творения.

Вежливость есть символически условное выражение уважения ко всякому человеку.

Демократия — есть строй, когда еще не знают, кого слушаться, но уже знают, кого не надо слушаться.

Падение человека возможно лишь с высоты, и само падение человека есть знак его величия.

Государство существует не для того, чтобы на земле был рай, а для того, чтобы на земле не было ада.

Творчество — переход небытия в бытие через акт свободы.

Жизнь христианина есть самораспятие.

Любовь есть интимно-личная сфера жизни, в которую общество не смеет вмешиваться.

Истина познается в свободе и через свободу. Навязанная мне истина, во имя которой требуют от меня отречения от свободы, совсем не есть истина, а есть чертов соблазн. Познание истины меня освободит. Но тут одна свобода в конце, другая свобода в начале. Я свободно познаю, ту истину, которая меня освобождает. Никакой авторитет в мире не может мне навязать эту истину.

Николай Александрович Бердяев

Высочайший, истинный страх, или экзистенциальный ужас, человек способен ощущать не перед реальными опасностями обычной, повседневной жизни, а лишь перед вечной тайной бытия.

Можно испытать заботу и страх перед болезнью близкого человека и опасностью смерти, но, когда наступает минута смерти, заботы уже нет и нет обыденного страха, а есть мистический ужас перед тайной смерти, есть тоска по миру, в котором смерти нет.

Течение времени безнадежно печально. Печален взгляд человека на уходящее время.

Забвение приходит как освобождение и облегчение. Человек постоянно хочет забыться, забыть о прошлом и будущем.

Так называемые «противоестественные» формы любви и полового соединения, приводящие к негодованию ограниченных моралистов, с высшей точки зрения нисколько не хуже, иногда даже лучше форм так называемого «естественного» соединения… Я не знаю, что такое нормальное, естественное половое слияние, и утверждаю, что никто этого не знает. Гигиена очень полезная вещь, но в ней нельзя искать критериев добра и красоты, нельзя искать этих критериев и в фикции «естественности», сообразности с природой.

У женщин есть необыкновенная способность порождать иллюзии — быть не такими, каковы они на самом деле.

Есть предел возможности выносить страдание. За этим пределом человек теряет сознание и этим как бы спасает себя.

Нет более горькой и унизительной зависимости, чем зависимость от воли человеческой, от произвола равных себе.

Знание — принудительно, вера — свободна.

Когда не обладаешь мудростью, остается любить мудрость, т. е. быть философом.

Любовь — как бы универсальная энергия жизни, обладающая способностью превращать злые страсти в страсти творческие.

Конфликт жалости и свободы… Жалость может привести к отказу от свободы, свобода может привести к безжалостности… Человек не может, не должен в своем восхождении улететь из мира, снять с себя ответственность за других. Каждый отвечает за всех… Свобода не должна стать снятием ответственности за ближних. Жалость, сострадание напоминают об этом свободе.

Мужская любовь частична, она не захватывает всего существа. Женская любовь более целостна, она может подниматься до необычайной высоты.

Николай Александрович Бердяев

Мы приходим к Богу совсем не потому, что рациональное мышление требует бытия Божьего, а потому, что мир упирается в тайну и в ней рациональное мышление кончается.

Николай Александрович Бердяев

Человек — раб потому, что свобода трудна, рабство же легко.

Необходимость есть падшая свобода.

Николай Александрович Бердяев

Подлинная любовь дает силы другому, любовь-похоть вампирически поглощает силу другого.

Бога отрицают или потому, что мир так плох, или потому, что мир так хорош.

Николай Александрович Бердяев

Борьбу за свободу я понимал прежде всего не как борьбу общественную, а как борьбу личности против власти общества.

Николай Александрович Бердяев

Свобода есть право на неравенство.

Николай Александрович Бердяев

Смысл консерватизма не в том, чтобы замедлить движение вперед и вверх, но чтобы предотвратить скатывание назад и вниз, в хаос и тьму первобытного общества.

Николай Александрович Бердяев

Тайна творчества есть тайна свободы.

Николай Александрович Бердяев

Глубокий кризис искусства чувствуется также в живописи последних дней, в кубизме, в футуризме. Как ни искажено искусство сегодняшнего дня рекламой и шарлатанством, но за всей этой накипью скрыто что-то более глубокое. Кубизм Пикассо — явление очень значительное и волнующее. В картинах Пикассо чувствуется настоящая жуть распластования, дематериализации, декристаллизации мира, распыление плоти мира, срывание всех покровов. После Пикассо, испытавшего в живописи космический ветер, нет уже возврата к старой воплощённой красоте.

Николай Александрович Бердяев

Женщина необыкновенно склонна к рабству и вместе с тем склонна порабощать.

Вера есть обращение к таинственному, сокровенному духовному миру, который открывается свободе и закрыт для необходимости.

Николай Александрович Бердяев

Науки нет, есть только науки.

Николай Александрович Бердяев