Цитаты Георга Вильгельма Фридриха Гегеля

Цитаты Георга Вильгельма Фридриха Гегеля

Человек есть не что иное, как ряд его поступков.

Неблагородно не говорить правды, когда уместно ее сказать, ибо это унижает и самого себя, и других. Однако следует также не говорить правду, если к этому не имеют призвания или права.

Ничто великое в мире не совершается без страсти.

История учит лишь тому, что она никогда ничему не научила народы.

Из всех… обязанностей по отношению к другим первейшей является правдивость в словах и делах.

Воля, которая ничего не решает, не есть действительная воля: бесхарактерный никогда не доходит до решения.

Речь — удивительно сильное средство, но нужно иметь много ума, чтобы пользоваться им.

Такой пустоте, как добро ради добра, вообще нет места в живой деятельности.

Когда человек совершает тот или иной нравственный поступок, то он этим еще не добродетелен; он добродетелен лишь в том случае, если этот способ поведения является постоянной чертой его характера.

Счастлив тот, кто устроил своё существование так, что оно соответствует особенностям его характера.

Тайна счастья заключается в способности выходить из круга своего «Я».

Всё действительное — разумно, всё разумное — действительно.

Нравственность — это разум воли.

Чтобы мой поступок имел моральную ценность, с ним должно быть связано моё убеждение. Аморальным является делать что-то из страха перед наказанием или для того, чтобы приобрести у других хорошее мнение о себе.

Совесть — это моральный светильник, озаряющий хороший путь; но когда сворачивают на плохой, то его разбивают.

Из всех вообще безнравственных отношений — отношение к детям, как к рабам, есть самое безнравственное.

Связь двух лиц различного пола, называемая браком, это не просто естественный, животный союз и не просто гражданский договор, а прежде всего моральный союз, возникающий на основе взаимной любви и доверия и превращающий супругов в одно лицо.

Истинная сущность любви состоит в том, чтобы отказаться от сознания самого себя, забыть себя в другом «я» и, однако, в этом исчезновении и забвении обрести самого себя…

Воспитание имеет целью сделать человека самостоятельным существом, то есть существом со свободной волей.

По отношению к окружающим мы обязаны быть честными и правдивыми на словах и на деле.

Истина рождается ересью, а умирает предрассудком.

Кто хочет достигнуть великого, тот должен уметь ограничивать себя. Кто же, напротив, хочет всего, тот на самом деле ничего не хочет и ничего не достигнет.

Через осуществление великих целей человек обнаруживает в себе и великий характер, делающий его маяком для других.

Дурной человек считал бы нужным выполнить свои обязанности, но у него нет воли, чтобы управлять своими склонностями и привычками.

Если воля цепляется только за мелочи, только за нечто бессодержательное, то она превращается в упрямство. Это последнее имеет только форму характера, но не его содержание. В упрямстве — этой пародии на характер — индивидуальность человека становится отталкивающей, упрямство препятствует его общению с другими.

Кто не обладает мужеством рискнуть жизнью для достижения своей свободы, тот заслуживает быть рабом.

Что касается определенного призвания, которое кажется какой то судьбой, то нужно всего лишь снять с него форму внешней необходимости. Свою судьбу нужно выбирать свободно и так же переносить и осуществлять.

Человечество было освобождено не столько от порабощения, сколько посредством порабощения. Ведь грубость, жадность, несправедливость суть зло; человек, не освободившийся от него, не способен к нравственности, и дисциплина освободила его именно от этого хотения.

Для того, кто сам не свободен, не свободны и другие.

Человеком с настоящим характером является тот, который, с одной стороны, ставит себе существенно содержательные цели и, с другой стороны, твердо придерживается этих целей, так как его индивидуальность потеряла бы все свое существование, если бы он вынужден был отказаться от них.

Помощь дожна совершаться не против воли того, кому помогают.

Нечистая совесть со все большей силой укоряет человека в том, что собственность, вещи превращены в абсолютное.

Гражданское общество дает нам пример как необычайной роскоши, излишеств, так и пример нищеты, и их общую черту физического и нравственного вырождения.

Совесть в отличие от законов бесправна в государстве.

Из всех обязанностей по отношению к другим первейшей является правдивость в словах и делах.

Подлинное сострадание есть сопереживание нравственной оправданности страдающего.

Многообразие философских систем не только не наносит ущерба самой философии, а наоборот такое многообразие было и есть безусловно необходимо для существования самой науки философии, это является ее существенной чертой.

Самая серьезная потребность есть потребность познания истины.

Мыслить? Абстрактно? — «Спасайся, кто может!» — наверняка завопит какой-нибудь наемный осведомитель.

Истина средства заключается в его адекватности цели.

Человек не станет господином природы, пока он не стал господином самого себя.

Талант без гения не намного возвышается над уровнем голой виртуозности.

Так как брак заключает в себе момент чувства, то он не абсолютен, а неустойчив и содержит в себе возможность расторжения.

По сути, в рамках государства совесть бесправна, ведь, даже если люди к ней взывают, она у всех разная и у каждого своя, как и правда.

Ответ на вопросы, которые оставляет без ответа философия, заключается в том, что они должны быть иначе поставлены.

Страдание и нетерпение вызывает реальность, жалея окружающие условия и обстановку.

Моральный светильник озаряет праведный путь. В порочную дорогу совесть не берут, оставляя дома с добродетелью и жалостью.

Человек бессмертен благодаря познанию. Познание, мышление — это корень его жизни, его бессмертия.

Людям нужно быть благосклонными к окружающим, поэтому вежливость необходимо воспринимать как должное.

Мы должны хотеть чего то великого, но нужно также уметь совершать великое; в противном случае это — ничтожное хотение. Лавры одного лишь хотения суть сухие листья, которые никогда не зеленели.

Если человек делает своей целью что либо суетное, т. е. несущественное, ничтожное, то здесь заложен не интерес к делу, а интерес к себе… Таково, например, моральное тщеславие, когда человек в своих поступках полагает свое превосходство и вообще проявляет больше интереса к самому себе, чем к делу.

Независимость от общественного мнения есть первое условие совершения чего-либо великого и разумного.

Добродетель стала искусством, которому должно и можно выучиться, но судьба которого при этом оказалась странной: в то время как остальные искусства были усовершенствованы и одно поколение училось у другого, одна только нравственность заметным образом не умножилась, и получается так, что здесь каждый вынужден учиться заново и не может использовать опыт предшествующих поколений.

В первое время важнее всего материнское воспитание, ибо нравственность должна быть насаждена в ребенке как чувство.

Благоразумие предполагает, что собственная польза не рассматривается как цель морального поведения, хотя она и может быть его следствием.

К характеру относится прежде всего та формальная сторона энергии, с которой человек, не давая сбить себя с раз принятого пути, преследует свои цели и интересы, сохраняя во всех своих действиях согласие с самим собой.

В первую очередь нужно добиваться поведения, соответствующего праву, и притом с моральным умонастроением, и только тогда может прийти моральное поведение как таковое, в котором нет никакого правового предписания.

Быть своим собственным господином и рабом кажется преимуществом по сравнению с тем состоянием, в котором человек есть раб другого.

Совесть в отличие от законов бесправна в государстве; ведь если человек взывает к своей совести, то у одного может быть одна совесть, а у другого — другая. Чтобы совесть была правой, необходимо, чтобы то, что она признает правым, было таковым объективно…

Честь человека заключается в том, чтобы в отношении удовлетворения своих потребностей он зависел только от своего трудолюбия, от своего поведения и от своего ума.

Мужество по отношению к истине — первое условие философского исследования.

Идея не настолько бессильна, чтобы породить только идею.

Благоразумие состоит в том, чтобы не разрушать расположения других и сохранять его ради его самого.

Если правду говорят только для того, чтобы настоять на своем, без дальнейшего успеха, то это является по меньшей мере излишним, ибо правда нужна не для того, чтобы о деле только высказались, но и для того, чтобы оно был о совершено.

Чего человеку поистине надлежит страшиться, так это не внешней подавляющей его мощи, а нравственной силы, которая есть определение его собственного свободного разума и вместе с тем нечто вечное и нерушимое, так что, обращаясь против нее, человек восстанавливает ее против себя.

Вежливость есть знак благосклонности и готовности к услугам, особенно по отношению к тем, с кем мы еще не состоим в близких отношениях знакомства или дружбы.

Первые необходимые отношения, в которые индивид вступает с другими, это семейные отношения. Эти отношения, правда, имеют и правовую сторону, но она подчинена стороне моральной, принципу любви и доверия.

Стыд… есть начало гнева против того, что не должно быть.

Не то, что есть, вызывает в нас чувство нетерпения и страдания, а то, что оно не такое, каким оно должно быть.

Если человек делает своей целью что-либо суетное, то есть несущественное, ничтожное, то здесь заложен не интерес к делу, а интерес к себе.

Чтобы поступок имел моральную ценность, необходимо понимание того, справедлив он или же несправедлив, является ли он хорошим или дурным.

Для того, чтобы речь выступала в роли сильнодействующего средства на слушателя, нужно еще и думать.

Зло есть не что иное, как несоответствие между бытием и долженствованием.

Дурной человек следует своим склонностям и из за них забывает свои обязанности.

Без внимания для духа ничего нет… внимание образует поэтому начало образования.

Правда бывает сказана к месту и ко времени, когда она служит осуществлению дела.

Если факты противоречат моей теории, тем хуже для фактов.

Тайна счастья заключается в способности выходить из круга своего я.

Рассудок может образоваться без сердца, а сердце — без рассудка; существуют односторонние безрассудные сердца и бессердечные умы.

Нечистая совесть как осознание себя наперекор самому себе всегда предполагает наличие идеала…

Идеал – это определенная действительность в истинном ее проявлении.

Подлинно бессмертные произведения искусства остаются доступными и доставляют наслаждение всем временам и народам.

Упрямый настаивает на своей воле только потому, что это его воля, он настаивает на ней без разумного основания, т. е. без того, чтобы его воля представляла собой нечто имеющее всеобщую ценность.

Помощь должна совершаться не против воли того, кому помогает.

Добродетель невозможно определить по отдельным поступкам. Когда человек живет добродетелью – нравственные поступки, одобренные совестью, для него норма и рутина.

Одним из основных определений принципа чести является то, что никто не должен своими поступками давать кому бы то ни было преимущества над собой.

Добродетель есть нечто всеобщее, требуемое от всех людей, и не что — либо прирожденное, но нечто производимое в индивидууме его собственной деятельностью.

Такой пустоте, как добро ради добра, вообще нет места в живой действительности.

Одним из основных определений чести является то, что никто не должен своими поступками давать кому бы то ни было преимущества над собой.

Обстоятельства или мотивы господствуют над человеком лишь в той мере, в какой он сам позволяет им это.

Что есть долг? Пока что у нас нет другого ответа, кроме следующего: совершать правое дело и заботиться о собственном благе и о благе… других.

Нравственный человек сознает содержание своей деятельности чем то необходимым… и этим так мало наносится ущерб его свободе, что последняя даже, наоборот, лишь благодаря этому сознанию становится действительной и содержательной свободой в отличие от произвола, который есть еще бессодержательная и лишь возможная свобода.

Стыд… представляет собой зачаточный, не резко выраженный гнев человека на самого себя, ибо он содержит в себе реакцию на противоречие моего собственного явления с тем, чем я должен и хочу быть…

Нравственность должна выступать в роли красоты. Нравственность — это разум воли.

Насколько необходимо, чтобы силой воли обладал тот, кто упорен в достижении разумной цели, настолько же отвратительно упрямство…

Счастлив тот, кто устроил свое существование так, что оно соответствует особенностям его характера.

К морали: высшее в ней добиться того, чтобы вина и страдания этого сердца были похоронены в нем самом и сердце стало могилой сердца.

Только через осуществление великих целей человек обнаруживает в себе великий характер, делающий его маяком для других…

Нечистая совесть предполагает восприятие человеком самого себя вразнобой с созданным идеалом.

Человек воспитывается для свободы.

Быть нравственным — означает жить согласно нравам своей страны.

Искусству предназначена необычайно действенная роль в осуществлении цели разума, ибо оно готовит почву для моральности, так что, когда она приходит, то уже находит сделанной половину работы, а именно освобождение от уз чувственности.