Цитаты Фредерика Бегбедера

Цитаты Фредерика Бегбедера

— Ты правда хочешь, чтобы мы были всё же на «ты»?
— Я хочу, чтобы мы были же-на-ты.

В ночных клубах надираются, чтобы кадриться, и результат на лице: клеишься ко всем бабам подряд, потому что застенчивость тонет в алкоголе. Проблема в том, что впоследствии в нем тонет и эрекция.

Я не знаю, чего я хочу, но я этого добьюсь.

Почему мы все гонимся за красотой? Потому что мир уродлив до тошноты.

Самое возбуждающее в женщине — это её лицо; не верьте мужчинам, которые уверяют, будто им важнее грудь или задница, просто у их бабы такая страшная рожа, что они вынуждены переключаться на другое.

Строишь замки из песка, потом прыгаешь на них двумя ногами и строишь снова, опять и опять, прекрасно зная, что океан их все равно слизнет.

Чем дольше запрещаешь себе любить, тем вернее это чувство атрофируется.

Непонимание между мужчинами и женщинами возрастает, если они не знают, что любят друг друга.

Я любил, и меня любили, но это никогда не совпадало по времени.

Любовь столь безнадежно мертва, что теперь принято говорить: «Как-то странно я себя чувствую», чтобы не дай бог не вырвалось «я тебя люблю».

Мы подсели на желание, как на наркотик.

Ты думаешь, я сплю и вижу, как бы трахнуть девку, натянув на член резиновый носок? А? Да что ты понимаешь! Я хочу, чтобы ты крепко обняла меня и рассказала, как счастливо мы заживем!

Боже мой, я предпочитаю любить, нежели быть любимым. Какое наслаждение так страдать!

Я много чего ненавижу, но кое-что люблю, тебя в том числе.

— А откуда ты знаешь, что влюбился?
— Я все время голоден, и мне не бывает холодно.

… смысл слов не важен, если они сокращают дистанцию между людьми.

Я сдерживался, чтобы не изнасиловать её, она — чтобы не разрыдаться. Между нами, как говорится, зарождалась любовь.

Вот она, значит, какая, взрослая жизнь: строить замки из песка, потом прыгать на них двумя ногами и строить снова, опять и опять, прекрасно зная, что океан их все равно слизнет.

Возможно, потерять способность влюбляться — это худшее, что может с нами произойти.

Время без тебя течет слишком медленно. Завтра наступит через год.

Я все время глупо улыбаюсь, думая о том, что ты существуешь.

Русская красота не сводится к литературе и лесам, основной ее параметр — женщины. Мы много говорим о залежах углеводородов в этой стране, не замечая главного ее богатства. Американки слишком здоровые, француженки слишком капризные, немки слишком спортивные, японки слишком покорные, итальянки слишком ревнивые, англичанки слишком пьющие, голландки слишком раскрепощенные, испанки слишком томные! Остаются русские. Русские девушки умеют потупиться, словно провинившиеся дети, кажется, они вот-вот заплачут, их бирюзовые глаза еле сдерживают слезы, пришедшие из вечной мерзлоты, векового горя, родительских тумаков на старых дачах, пустых тарелок в зимнюю стужу, Рождества без подарков, а пожаловаться нельзя, потому что отец тогда пойдет по этапу, и еще этот подлец, ушел и da svidania не сказал.

Весь мир наслышан о власти русских женщин; именно поэтому им отказывают в визах. Женщины всех национальностей ненавидят их, потому что красота несправедлива, а против несправедливости следует бороться. Русские девушки — это враги.

Очень — это мало.

И он знал также, что сойтись с женщиной после долгого перерыва будет несуразным святотатством; и что, если, выпив „Жюрансона“, оставить вино выдыхаться в бутылке, оно превратится вскоре просто в безвкусную желтую жидкость.

В XX веке любовь – это телефон, который не звонит.

Я в фантастику не верю, я верю только в фантазии психопатов.

— Я именно та женщина, которая тебе нужна.
— Если бы ты только похудела килограммов на двадцать!

Я прозвал его Идиотом в честь Достоевского.

Человек, не склонный бороться за то, чего ему хочется, не достоин того, чего ему хочется.

Без тебя я становлюсь инвалидом, паралитиком, дауном, параноиком, невротиком, депрессивным маньяком и впадаю в кому. Закрой глаза, я наложу руки тебе на лицо и прошепчу, что буду любить тебя вечно. Слышишь ли ты, как мои слезы капают тебе в ухо?

В XXI веке любовь — забавная драма.

Своей душой славянской тонкой я западаю на подонков.

Она меняет мужчин, как каналы по ящику. Надеюсь хоть, что я — «Евроспорт».

Бывают такие ночи, когда спать – непозволительная роскошь.

Тела взвешивают, как на рыночном прилавке. Все мечтают быть единственными в своем роде, равняясь на одну и ту же глянцевую обложку. Чувства вообще в расчет не принимаются.

Он был сентиментальным злодеем, «влюбленным в любовь», как говорится, то есть влюблялся не в человека, а в позу, жест, в сам принцип. Это худшие в мире извращенцы, они убеждены в своей непорочности, но предпочитают идею человеку. Такая ребяческая любовь, прекрасная как в кино, порождает только боль и разочарование и не может пройти бесследно.

Ад — это расставание с ней.

Все приезжающие в Петербург беспрестанно повторяют слово «фантастика».

Глядя на нее, я вспоминаю слова Габриэля Марселя: «Любить — значит говорить другому: нет, ты не умрешь».

Неумение страдать — это тоже страдание.

… я вечно всем недоволен, что, как правило, свойственно детям, которым никогда ни в чём не отказывали.

Когда он знакомил меня с Сергеем, тот спросил: «Вы вместе?», и Октав ответил: «Нет, мы счастливы».

Головокружение от смерти ощущаешь только в то мгновенье, когда нажимаешь на кнопку «удалить», стирая имя друга в записной книжке мобильника.

Когда никого не любишь, терять нечего.

В Петербурге разработан классический метод кадрежа: перевозите девушку на противоположный берег, и она никуда от вас не денется, пока не сведут мосты, часов в пять утра.

Вот она, значит, какая взрослая жизнь: строить замки из песка, потом прыгать на них двумя ногами и строить снова, опять и опять, прекрасно зная, что океан их все равно слизнет.

Третий год брака более стабилен и сбалансирован: «Если покинешь меня – я открою на радостях бутылку бургундского».

Она была в два раза меня моложе, то есть в два раза искреннее.

Любовь живет три года

Вот вам простейший тест на влюбленность: если, проведя четыре-пять часов без вашей любовницы, вы начинаете по ней скучать, значит, вы не влюблены – иначе десяти минут разлуки хватило бы, чтобы ваша жизнь стала абсолютно невыносимой.

Смерть – единственная встреча, не записанная в органайзере

Человек стар, если сказал вчера девчонке, родившейся в 1976 году: Семьдесят шестой? Помню, в том году была засуха.

Секс – большая лотерея: двое могут обожать это по отдельности и не словить кайфа вместе.

Две самые ужасные фразы в мире, это: Мне надо с тобой поговорить и Надеюсь, мы останемся друзьями. Самое смешное, они всегда приводят к противоположному результату, ломая и беседу, и дружбу.

Правда в том, что любовь начинается с роз, а заканчивается шипами.

Брак – это икра на завтрак, на обед и на ужин: тем, что обожаешь, тоже можно обожраться до тошноты.

В первом браке ищешь совершенства, во втором хочется правды.

Я так давно бегу, что не помню уже от чего.

Мечтаю стать бумерангом. Тебя кидают, а ты им — обратно, в морду.

Я заметил: чем одареннее люди, тем они симпатичнее. Это правило без исключений.

У комара век?один день, у розы?три. У кошки век тринадцать лет, у любви – три года. И ничего не попишешь. Сначала год страсти, потом год нежности и, наконец, год скуки.

Любовь живет долго, только если каждый из любящих знает ей цену.

Бабы и так круче нас, но если у них вдобавок есть ещё и чувство юмора, нам вообще крышка.

Я ломал этих кривляк, потому что меня мутило, а меня мутило, потому что я мудила.

Моя проблема в том, что ты ее решение

Без тебя моя жизнь – зал ожидания.

Прощайте, чудные мгновения, надо забыть пленительные прозвища, которыми мы называли друг друга, сжечь фотографии свадебного путешествия, выключать радио, услышав песню, если мы когда-то напевали ее вместе.

Нет ничего уродливее мужчины, который мнит себя красавцем.

Любовь начинается с роз, а заканчивается шипами.

Через сколько времени ты меня бросишь?

В женщине возбуждает только красивая мордашка. Если вам доказывают прелесть, груди, стройность ножек, красоту бюста или филейной части, значит им попадались девушки с лицом дурнушки. Парни, чтоб не потерпеть фиаско, фокусировались на оставшихся частях женского тела.

Чем больше я зарабатываю, тем беднее становится моя жизнь.

На второй год говорят: Если ты уйдешь, мне будет больно, но я выживу.

Как сделать, чтобы проснуться, если не спишь?!

Романтический эгоист

Каждому человеку нужно какое нибудь хобби – якобы с целью выйти из стресса, – но ты то прекрасно понимаешь, что на самом деле люди попросту пытаются выжить и не сойти с ума.

Мы расстались так же, как поженились: не понимая толком почему.

Я часто обвиняю других, чтобы не обвинять себя самого.

Чтобы влюбиться по-настоящему, я слишком пресыщен; чтобы оставаться равнодушным – слишком чувствителен.

Сегодня все женщины прекрасны на первый взгляд. Потому что они поголовно научились скрывать свои недостатки. Наша работа состоит в том, чтобы заглянуть по ту сторону цветных линз, накладных ресниц, избыточного слоя румян, худящих чёрных платьев, утягивающих эластичных поясов, лифчиков «Вандербра», бросающих вызов Ньютону (Исааку, не Хельмуту), липосакции и ринопластики, а также геалуроновой кислоты, которую они себе впрыскивают в губы начиная с шестнадцати лет. Нам ловко расставляют ловушки, используя весь арсенал искусства упаковки.

В двадцать лет я думал, что знаю о жизни все. В тридцать выяснилось, что я не знал ничего. Десять лет я потратил, чтобы узнать то, что потом придется выбросить из головы.

Парни вроде меня, считавшие себя в детстве уродами, обычно так удивляются, пленив красивую девушку, что делают ей предложение, пожалуй, слишком поспешно.

Ведь по-настоящему привлекают только слабости.

Светские люди вообще одиночки, затерявшиеся в море смутно знакомых лиц.

Когда заставляешь страдать другого, хуже всего делаешь самому себе.

Я мертвый человек. Я просыпаюсь утром, и мне нестерпимо хочется одного – спать. Я одеваюсь в черное: ношу траур по себе. Траур по человеку, которым не стал

Любовь – источник проблем с дыхалкой.

Ты меня забыла, бросила, ты заснула, умерла или влюбилась в меня?

Самая главная проблема в жизни — это страдание, которое причиняешь, и самая изощрённая философия не может оправдать человека, истерзавшего сердце, которое его любило.

Чтобы любовь жила вечно, достаточно забыть о времени.

Чтобы кадрить красивых девушек, не к чему с ними разговаривать. Надо делать вид, будто они не существуют.

Самые лучшие праздники – те, что происходят внутри нас.

Счастье есть, оно проще простого: это чье-то лицо.

Слишком слаб, чтобы долго быть женатым.

Я обвиняю общество потребления в том, что оно сделало меня таким, какой я есть: ненасытным. Я обвиняю моих родителей в том, что они сделали меня таким, какой я есть: бесхребетным.

Жалеют страдальцев, но не мучителей.

Лучший способ не жалеть о чем то – постараться это забыть.

Сегодня у кого есть деньги, те не имеют времени, а у кого есть время, не имеют денег.

Если мужчина неуловим, то женщина — непобедима.

В XX веке любовь – это телефон, который не звонит

Сидя дома, мир не изменишь. Вместо того чтобы проклинать идущие мимо поезда, я предпочитаю сворачивать с маршрута самолеты.

Любовь – это битва. Заранее проигранная.

В отношениях с женщинами тебе надо научиться ставить себя на их место.

Любовь – непонятная штука. Когда видишь ее у других, ничего не понимаешь, и еще меньше – когда это случается с тобой.

Моя проблема в том, что ты — ее решение.

Я больше не улыбаюсь. Это выше моих сил.

Я сторонюсь женщины, которая мне нравится, боюсь того, что меня притягивает, избегаю ту, что любит меня, и клею тех, кто мне на хрен не нужен…

А мы ведь терпеть не можем сказки со счастливым концом, когда они не про нас.

Я любил смотреть, как ты спишь, даже если ты только прикидывалась спящей, когда я возвращался домой за полночь, пьяный в дым; я пересчитывал твои ресницы; иной раз мне чудилось, что ты улыбаешься.

Очень надо было всю ночь убегать от самого себя, чтоб под конец быть настигнутым у себя дома?

Для того чтобы понять, что счастье не в деньгах, нужно сперва узнать и то и другое — счастье и деньги

Очень — это мало.

Почему мне всегда кажется, что оттягивается кто угодно, кроме меня?

Если выдержишь в молчании десять минут, значит, это так — увлечение; если выдержишь час, значит, ты влюблен; а если десять лет продержишься, значит, это твоя судьба!

Знали бы вы, какое облегчение я испытывал, переставая улыбаться. Оскал «долой тоска!» — утомительная гимнастика.

Безработные несчастны без работы, работающие несчастны от ее избытка.

Чтобы хорошо писать, надо хорошо читать, чтобы хорошо читать, надо уметь жить. Таким образом, если ты хочешь много писать, ты должен много читать и много жить.

Одиночество заставляет думать. Оно высвобождает слишком много времени для размышлений. А чем больше думаешь, тем становишься умнее – а значит и грустнее.

Красоту можно свести к математическому уравнению: скажем, дистанция между основанием носа и подбородком должна равняться промежутку между верхом лба и бровями.

Когда кто-то решается, наконец, сказать тебе правду в лицо, это значит, что уже ПОЧТИ слишком поздно.

Самое возбуждающее в женщине — это ее лицо; не верьте мужчинам, которые уверяют, будто им важнее грудь или задница, просто у их бабы такая страшная рожа, что они вынуждены переключаться на другое

Конец света — это миг, когда сатира становится реальностью, когда метафоры реализуются буквально, а карикатуристы чувствуют себя сопляками.

Развод – это потеря духовной невинности.

Я знаю много злых мужчин, которые притворяются добренькими, но ты — редкая птица: добрый, а изображаешь злого.

Женщине необходимо восхищение мужчины, чтобы расцвести.

Знаешь, если бы ты не давала сразу, они бы влюблялись. Мужчины – как рагу, их надо хорошенько потомить.

Своей душой славянской тонкой, я западаю на подонков…

Любить или делать вид, что любишь — какая разница, если тебе удается обмануть самого себя?

Соскочить — пусть ненадолго — с карусели повседневности иногда бывает жизненно важно даже для трудоголиков.

Все продается. Любовь, искусство, планета Земля, вы, я. Особенно я.

Лучше жить с психопаткой, которая разобьет тебе сердце, чем сидеть дома и ругаться на телевизор.

Что хуже – заниматься любовью, не любя, или любить, не занимаясь любовью?

Конец лжи ещё не означает начала правды.

Умереть за любовь не сложно. Сложно найти любовь, за которую стоит умереть.

Женщины – это такие существа, которых либо бросают, либо боятся бросить.

И они ждут Прекрасного Принца, вбив себе в голову этот дурацкий рекламный образ, который плодит неудачниц, будущих старых дев и мегер, потому что счастливыми-то их сделать может только мужчина, далекий от совершенства.