Цитаты Евгения Гришковца

Цитаты Евгения Гришковца

«А каким же местом я устал?» — задал я себе вопрос. «Душой, ваше благородие! Душой!» — послышалось в ответ.

Евгений Гришковец

Можно вот так вот мотаться, быть усталым, измотанным, иметь серьёзные финансовые проблемы, быть простуженным, и при этом быть абсолютно счастливым…Абсолютно… просто по той причине, что тебя ждут. И знаете, не просто вот так вот ждут, а ждёт та, которая нужно тебе, чтоб тебя ждала. Потому что есть те, которые ждут, ну и пусть подождут. Дождутся! А можно быть наоборот здоровым, перспективным, успешным и быть абсолютно несчастным, ну, потому что тебя не ждут. Она не ждёт, и кажется, что вообще никто не ждет.
И ещё у тебя есть телефон, и у этого телефона есть номер. И этот номер никто не набирает, потому что она не набирает, и кажется, что никто не набирает. А она не набирает. И при этом у тебя самого в мозгу какими-то огненными цифрами горит её номер, её заветный номер. И ты понимаешь, что не надо его набирать, причём ни в коем случае не надо его набирать, потому что будет только хуже. И как только так подумал – сразу набрал. И сразу стало хуже, причём в любом случае. Ты услышал короткие гудки, значит, она с кем-то разговаривает. С кем? Длинные гудки – она не берет трубку. Почему? Значит, у неё определился мой номер, и она не хочет брать, значит, надо позвонить с такого телефона, который она не знает. Или ты слышишь голос оператора, сообщающий о том, что абонент недоступен. Или её голос, который тебе не рад, и какие-то лживые ответы, или какие-то совсем безразличные вопросы. И ты понимаешь в этот момент, что ты, наверное, вообще никому не нужен. А с этим-то что ты можешь сделать? Если ты ей не нужен, значит, ты никому не нужен. А с этим как ты можешь справиться?

А на фотографиях всё хорошо. Там много надежды.

Улыбаться приятно, это физически приятно. Ещё приятнее смеяться. А хохотать – это же просто удовольствие!

А я хотел и хочу, чтобы мне было хорошо. Не лучше, а хорошо. Просто хорошо…

Не важно, хорошая гостиница или плохая, дешёвая или дорогая. Заходишь в номер, а там видишь одноразовое мыло, одноразовые стаканчики и сам понимаешь, что ты тоже здесь одноразовый. Максимум двухразовый.

Мне здесь нравится, мне здесь очень многое нравится, почти всё, но я здесь ничего не люблю, а дома мне многое не нравится, но я это люблю.

Интересно: где та любовь, которой так много? Та любовь, которая есть в каждом кадре старых чёрно-белых фильмов… Вот, ну та самая любовь, которая гонит куда-то одиноких ковбоев, та любовь, которая заставляет так часто и долго курить героев французских и итальянских кинокартин, та любовь, которая чувствуется в каждом из семнадцати мгновений ну той самой весны… Где она? И есть ли она здесь? И есть ли она для тебя в этом городе? Но иногда, иногда, когда покупаешь бутылку пива в ночном киоске или выпиваешь вторую или третью рюмку чего-то в прокуренном баре, ты вдруг почувствуешь себя героем какого-то старого и, конечно же, конечно же, любимого кино. И тебе покажется, что на тебе хороший длинный, белый плащ и хорошая шляпа. Что всё это, ну то есть всё вот это, что происходит с тобой — это не что иное, как начало прекрасной дружбы. Дружбы с этим странным временем, в котором ты живёшь. Дружбы в отсутствие любви.

«А каким же местом я устал?» — задал я себе вопрос. «Душой, ваше благородие! Душой!» — послышалось в ответ.

Это-нормально!! Ни хорошо, ни плохо… а нормально…

И как же важно почувствовать жизнь не в одиночку, а с кем-нибудь вместе. Потому что вместе всегда сильнее, чем в одиночку.

Если бы вам удалось надавать под зад человеку, виновному в большинстве ваших бед, вы бы неделю не смогли бы сидеть…

И телефон засветился в темноте, как самая яркая звезда на небе!

Если бы вам удалось надавать под зад человеку, виноватому в большинстве ваших неприятностей, — вы бы неделю не смогли сидеть.))))

Бабушка, милая! Пожалуйста, не пей так громко чай! Я же могу умереть от этих звуков!

А с тоской?.. Не умею я бороться с тоской. Тосковать умею, приходилось. Грустить, скучать, страдать, сомневаться, мучиться… Умею. А бороться с этим — нет.

А школу я не люблю за то, что там маленький человек впервые встречается с государством.

Каждая следующая любовь сильнее, чем предыдущая.

Детей нельзя себе позволить или не позволить. Детей нужно хотеть.

Любовь — это не счастье, не радость, не удовольствие, также это не горе, не тоска, не печаль. Потому что если бы это было счастье или тоска, то нафига тода нужно слово отдельное в русском языке?

Первая рюмка делает тебя счастливым, третья отгоняет остатки счастья.

Если человек что-то начал писать, то уже не остановишь. И главное-то обидно… Человек может быть умным, даже интеллектуалом, может любить и знать хорошую литературу и кино, может иметь прекрасное образование, а писать при этом бессмысленное говно, и совершенно не будет этого видеть.

Вот у меня на руке — на ладони — линии. И я знаю, что здесь есть линия жизни, линия сердца, линия ума. Я ничего в этом не понимаю, я не умею их читать. Но если в них поверить, то значит, на моей ладони можно найти моих друзей, которые пожимали мою руку. Здесь есть мои сильные переживания. Мои события. Большие события пролегли глубже, маленькие почти не видны. Где-то здесь — мои детские мечты. Здесь — мои главные решения. Здесь даже то, что мне сделать не удалось. Здесь то, чем я горжусь. И то, за что мне стыдно. Посмотри: здесь моя жизнь. В этих линиях.
Возьми меня за руку.
И если поверить, что все эти черточки и линии не случайны, то среди них можно найти год, день и час, когда я родился. Мой родной город, мои первые шаги, моих родителей, мою первую робкую любовь, мои страдания и радости, мою ложь, которую мне удалось скрыть. И боль от того, что обманывали меня.
Здесь дорогие мне люди, здесь дела, которые мне удались и те, на которые сил не хватило. Здесь мною прожитое. И даже говорят, что среди этих линий есть будущее. А если это так… Если это так, то где-то среди этих линий уже есть ты. Я не умею читать эти линии. Вот они. Здесь я весь.
Возьми меня за руку.

А вот любопытно, в штате Колорадо есть эти жуки? И если они там есть, то как их там называют — «Наш жук», что ли? Интересно было бы узнать.

— А что вы сами читаете?
— У меня сейчас длительный период нечтения. Думаю, что значительную, могучую литературу ежедневно читать невозможно: душа устаёт. В ежедневное чтение не верю и не считаю это глубоким.

Тогда же я сказал ему, что непонятно, в какой момент заканчивается юность, возможно, она заканчивается тогда, когда ты начинаешь ощущать кого-то юнцами и презирать то, что этим юнцам нравится.

Это, конечно, не метод борьбы с ленью, скорее метод борьбы за производительность.

В жизни, как известно, за всё приходится платить. Но почему-то не покидает ощущение того, что в счёт включены солидные чаевые.

А вообще это прекрасно, когда люди находят в себе силы извиниться. Это прекрасно, но очень немногие умеют это делать. И далеко не все умеют искренне благодарить, находить слова для комплиментов, признаваться в своей неправоте или честно говорить, что не знают ответа на тот или иной вопрос.

Однажды я экспериментировал. Как только видел, что какой-нибудь человек смотрел на часы, я тут же подходил и спрашивал у него: «Сколько времени?» Все, без исключения, опять смотрели на часы, прежде чем ответить.

Москва! Здесь всегда найдётся несколько сотен фанатов чего угодно.

Просто мне кажется, что если мне так нравится эта песня, то эта песня про меня. Это моя песня. Про мою жизнь. Хотя её исполнил человек, который не знает меня и вообще никогда не узнает, что я живу. Но эта песня про меня.

Жить можно только с кем-то. Пока ты один – это не жизнь, а скорее существование. Только идя бок о бок, можно ощутить всю полноту, все краски жизни. А у одиночества нет красок, оно – черно-белое.

Наука отдыхать весьма тонкая и сложная. Труднее всего выяснить- от чего отдыхать.

Просто всегда говорится, в случае если люди разошлись, что брак был неудачным. Люди, может быть, прожили вместе много счастливых лет, а потом что-то пошло по-другому, и вот они расстались. Какая же тут неудача?

Если бы можно было улавливать приборами энергию каких-то переживаний, то мою голову можно было бы отследить из космоса. Её было бы видно даже сквозь землю, на такой глубине, где проложено метро. Мне, наверное, сейчас больнее всех. Не может быть много таких больных голов одновременно в одном месте. Не должно быть! Иначе провода погорят.

И так хочется вырваться из этого окна, из этого одиночества, то есть туда, где нет людей. Потому что там, где нет людей, не может быть одиночества.

Все эти разговоры, намёки, сомнения – получится или не получится – прикосновения и взгляды – вот настоящее удовольствие…

Хочу так любить, чтобы не думать, любят меня или нет… и так любить, чтобы, когда уходила любовь, не оставалось ревность…

И ты не обиделся. потому что ты ещё не умеешь обижаться, потому что как только ты научишься обижаться, в ту же секунду, не в следующую, а в ту же секунду ты научишься обижать…

Мне было жалко снег. Снег падал большими хлопьями и сразу исчезал. он даже не таял, не превращался в жижу на асфальте. Нет. Он просто падал в море и исчезал. Сразу. А еще, это никто не видел. Никто не видел этого снегопада. Этого бесконечного разнообразия…

Надо же, как только происходит что-то не очень обычное или сильно необычное, сразу думаешь: Как в кино

Как же странно иногда бывает в жизни. Ты живешь, живешь какой-то обычной жизнью, и друг в ней появляется человек. Мужчина. Точнее, сначала ты появилась в его жизни. А ты сама его сначала не заметила. Но он появился, и ты его увидела каким-то боковым зрением, точнее, даже не самого, а какой-то силуэт, и не придала этому значения. Но постепенно этот силуэт становился все отчетливее, определеннее, и вот ты видишь перед собой конкретного мужчину. А ты, конечно, до этого мечтала о том, что кто-то в тво… читать дальше >

Жизнь возьмёт своё… А где моё?!

Как только ты научишься обижаться, в эту же самую секунду-не в следующую-а в эту же самую секунду, ты тут же научишься обижать!!!

Все эти разговоры, намёки, сомнения — получится или не получится — прикосновения и взгляды — вот настоящее удовольствие …

Атмосфера полной безопасности – это то, чего труднее всего создать и совсем непросто найти. Я имею в виду не безопасность, которая обеспечивается охранниками и камерами слежения, а безопасность, когда ты отчетливо понимаешь, что тебя здесь никто не обманет, не оскорбит, тобой не воспользуются.

Одиночество – это когда вокруг слишком много людей, когда всем что-то нужно от тебя, а ты сам никому не нужен. И тебе никто не нужен.

Любовь не может быть ни счастливой, ни несчастливой. Она невыносима в любом случае.

Но узнать об этом можно только купив пачку сигарет и прочитав на ней предупреждение Министерства или какого-то другого ведомства о том, что это так вредно и так плохо…

На фотографиях все хорошо. Там много надежды

Надёжнее чувствовать ответственность перед кем-то, чем перед собой (в смысле эффективности).

Что у меня, в сущности, есть, если брать по максимуму? По максимуму у меня есть планета Земля. Это мой максимум! Планетой ограничены все мои возможности и моя жизнь.

Самый грустный вид спорта — это женское одиночное фигурное катание! Сколько бы эта молодая и красивая женщина ни каталась по льду, сколько бы страстно ни вытягивала вперед руки, сколько бы ни выгибалась, ни крутилась бы… всё равно никто к ней не выскочит, не обнимет! Так она и останется одна на льду.

Ты пишешь СМС… ты не боишься, ты знаешь что будет дальше… Ты его отправил и получил уведомление, что сообщение отправлено… ооп… а вот оно уже и получено. А что теперь начинается? Теперь начинается самое ужасное – ты начинаешь ждать ответа…

Как только ты научишься обижаться, в эту же самую секунду, не в следующую, а в эту же самую секунду, ты тут же научишься обижать!

Я точно знаю, что ничей жизненный опыт в смысле методов борьбы с тоской, одиночеством и отчаянием, мне не поможет. Вот чужой опыт в смысле радости иногда бывает полезен.

… причём на нём форма-то была глаженая, а человек был очень помятый.

Самое невыносимое в состоянии влюбленности — это переход от надежды к отчаянью, от уверенности к сомнениям и обратно. Эти скачки — самая кровавая синусоида, какую только можно представить.

Жизнь — это тебе не супермаркет, дружище. Любовь найти нельзя. Ее можно только встретить

Любить можно только то, чего остановить невозможно. Всю эту жизнь, например…

Но… сигарета… сигарета… с неё начинается день… день начинается не с душа, не с чашки кофе, не с новостей по радио или по телевизору, а с Неё, с сигареты…

-то поменять – дело бессмысленное и безперспективное.

Но купить рубашку – это же целое дело. Только кажется, что это легко! На самом деле хороших рубашек так же мало, как… всего хорошего. Это же вещь, которая будет очень близко к телу!

Если бы вам удалось надавать под зад человеку, виновному в большинстве ваших бед, вы бы неделю не смогли бы сидеть…

Я прожил год без любви, я смог прожить год без любви.
Я прожил год без любви.

Жизнь – это тебе не супермаркет, дружище. Любовь найти нельзя. Ее можно только встретить.

Я решил, что сегодня курить больше не буду, но сегодня через две минуты закончится… Пойду и покурю не сегодня.

Когда что-то понимаешь, то жить становится легче. А когда что-то почувствуешь — то тяжелее. Но почему-то всегда хочется почувствовать, а не понять!

Если бы вам удалось надавать под зад человеку, виновному в большинстве ваших бед, вы бы неделю не смогли бы сидеть…

А вот любопытно, в штате Колорадо есть эти жуки? И если они там есть, то как их там называют — «Наш жук», что ли? Интересно было бы узнать.

Евгений Гришковец